“Земский доктор” может привлечь врачей, но не может удержать

С 2012 в России действует программа “Земский доктор”. Ее суть заключается в том, что молодые специалисты после получения диплома могут поехать работать в сельскую глубинку. За это они получат один миллион рублей на подъем, но должны будут отработать пять лет в сельском медучреждении. Программу очень по-разному оценивают чиновники, эксперты, пациенты и сами врачи. Одно можно сказать точно: красиво она выглядит только на бумаге и в руках статистических ведомств.

Официальные данные, озвученные Минздравом, выглядят так. “с 2012 года свыше 25 тыс. медицинских специалистов прибыли в сельскую местность в рамках программы, и 70% из них проработали там более пяти лет. Суть программы заключается в том, что врачи моложе 50 лет, согласившиеся отработать пять лет в селах и деревнях, получают 1 млн рублей. В прошлом году на реализацию программы было выделено 3,6 млрд рублей” – это говорит Вероника Скворцова, министр здравоохранения. Правительство даже расширило программу до “Земского фельдшера”, предлагая среднему медперсоналу 500 тыс. рублей на тех же условиях. Проект “Земский доктор” создан в рамках глобальной программы «Развитие здравоохранения» которая предусматривает увеличение обеспеченности врачами (на 10 тыс. населения) до 40,2 в 2020 году; а количества среднего медицинского персонала, приходящегося на 1 врача, — до 3 в 2020 году.

Минздрав ожидает, что новоявленные врачи так проникнутся красотой сельской глубинки и ее бытом, что не захотят уезжать, да там и осядут. Если программа разрабатывалась с прицелом на то, чтобы врачи после вахты оставались в регионе, то следует признать, что она провалилась. Врачи по многим причинам не хотят продолжать работать на селе и сбегают при первой возможности, иногда даже не доработав положенный по контракту срок.

С чего начать? Ну, предположим, с того, что врачей не обеспечивают жильем. То есть, часть миллиона они должны отщипнуть на аренду, строительство дома или выплаты по ипотечному кредиту. В некоторых регионах местные власти предоставляют прибывшим врачам субсидии на жилье или выделяют из административных фондов. Условия сделки очень и очень разнятся по субъектам федерации. Но даже получившие жилье бесплатно не всегда оказываются довольны. Например, в Тюменской области женщине-врачу дали служебное жилье с дырами в полу,  сломанной сантехникой и разводами на стенах. До этого ей приходилось жить в больничном отделении.

Как говорит сама тюменка: “Устроилась по программе «Земский доктор» в ноябре 2016 года, при трудоустройстве обещали жильё. Приехала, жилья нет, предложили возмещение аренды в размере 5000 рублей в месяц. Обстоятельства так сложились, что с выбором жилья в районе были определённые проблемы. Либо дорогое – за 8-10 тысяч рублей плюс коммунальные платежи, либо варианты требующие ремонта. В итоге меня и подругу-педиатра заселили в отделение стационара, которое было ещё закрыто на тот момент. Сейчас апрель 2017 года. Отделение открыли и нас, не сложно догадаться, выживают оттуда. Для нашего расселения нашли даже вот такое служебное жильё, хотя когда мы обращались в январе этого года, нам заявляли, что вообще никакого жилья нет у местной администрации под расселение»

Врачи почти единогласно заявляют, что не станут оставаться в таких условиях. Многие сельские дома, доступные для заселения, не оснащены отоплением и водопроводом. Приходится по старинке колоть дрова, носить воду из колодца. Так и вижу, как этим занимаются интеллигентные хирурги, эндокринологи, психиатры. Особенно специалисты женщины. На фоне такой неустроенности распадаются семьи. Доктор нередко оказывается единственным специалистом своего профиля на десяток тысяч жителей, и вынужден дневать и ночевать в отделении, воюя одновременно с администрацией больницы и пациентами, поскольку часто нет условий не только для жизни, но и для работы. Редкость, что ли, когда у нас в областных больницах нет лекарств, расходных материалов, вплоть до драгоценных одноразовых перчаток, и не работает оборудование? Кстати, не факт, что вода и отопление будут в самой больнице.

Еще момент – что такое миллион? Это он на картинке хорошо выглядит. Особенно если это миллион долларов. Или евро. А миллион рублей, с учетом необходимости приобретать жилье, растает очень быстро. Через два года никто уже и не вспомнит, что были такие деньги. Тем более в нынешних условиях кризиса и роста цен. Зато припоминать этот миллион будут все пять лет. “Дайте квартиру!” – “Что вы ноете, вам же дали миллион?!”, “Мы устали работать без отдыха на две ставки!” – “Но вы же взяли свой миллион, отрабатывайте теперь”. А если врач сорвется и уедет, то деньги надо вернуть – по 200 тыс. за каждый неотработанный год. Иногда без приключений не обходится: вон, в Томске врача обязали вернуть сумму в размере 1 миллион 149 тысяч 425 рублей, хотя на руки он получил только миллион. На него еще и НДС повесили, хотя вроде бы всюду говорится, что этот миллион имеет характер стимулирующей выплаты и не облагается налогом.

Еще вопрос. Какой резон врачам оставаться в умирающих регионах со своими семьями? Они хотят, чтобы их дети росли в тех же условиях? К сожалению, надо признать, что краевые и областные центры не предлагают никаких перспектив. Поэтому врачи, оттарабанив положенный срок, возвращаются в цивилизацию. Кстати, с детьми отдельная проблема. Например, что будет, если женщина-врач уйдет в декрет? Кое-где этот период учитывается в срок вахты. Но после того, как, по утверждению региональных чиновников, молодые специалистки стали злоупотреблять этим правом, проводя в декрете все пять лет, было принято решение не включать период декрета в срок вахты. Опять же это зависит от региона, но тенденция очевидна.

Все выше сказанное актуально для неблагоустроенной сельской местности. Что касается северных территорий, то там проблемы гораздо острее. В Мурманской области, в Заполярье ощущается не только нехватка врачей, но и дефицит учебных заведений по этому профилю. Почти все врачи завозные. Чтобы удержать их, уже разрабатывается программа “арктический доктор” – теперь дадут два миллиона рублей. Да хоть три. Хоть пять. Это вопрос инфраструктуры и образа будущего для семьи прибывшего доктора. То, чего наша страна предложить не может. Придумав систему привлечения специалистов, власти забыли найти способ их там удержать.

Директор департамента здравоохранения Курганской области Лариса Кокорина отметила: “С 2012 года по миллиону рублей получили 210 врачей, которые приехали работать в сельскую местность. Однако за 5 лет действия программы 45 специалистов уволились. При этом, 21 врач был трудоустроен в 2012 году. Из них только 2 отработали все 5 лет. Остальные уволились раньше и возвратили те средства, которые получили”.

И это без учета тех врачей, которые уедут, честно отработав долг.

Минздрав был вынужден расширять условия участия в программе, чтобы добрать нужное количество специалистов. Три года назад в программу «Земский доктор» добавили рабочие поселки, где социальная инфраструктура чуть лучше (до этого была откровенная глушь), в 2016 году увеличили возраст участников до 45—50 лет, хотя изначально проект создавался для выпускников медицинских вузов.

“За четыре с лишним года в селах нашей республики трудоустроились 545 медиков. Деньги по программе взяли все, жилье в деревне не приобрел ни один человек. Отработают срок и вернутся в города. Сравнят зарплату опытных сотрудников (около 40 тысяч рублей) со своей (12—14 тысяч) — и увольняются”. – заявил председатель комиссии по социальной политике Общественной палаты Бурятии Василий Михайлов.

В Оренбургской области и Тыве до срока вышли из программы 40% ее участников, в Забайкальском крае — 30%. В регионах не хватает врачей-специалистов, поэтому медработники, совмещающие по 2-2,5 ставки стали нормальным явлением. Госпрограмма также столкнулась с конкуренцией со стороны частных клиник. Многие земские врачи, набравшись опыта, потом уходили к частникам, работать в человеческих условиях и за достойную зарплату.

Таким образом, перед нами еще один пример того, как комплексную проблему пытаются решить точечными финансовыми вливаниями. Медицина, да и вообще вся социальная сфера, завязана на уровне жизни. Если в городе хорошо живется, есть, чем заняться, присутствует возможность адекватного трудоустройства, то никто из него бежать не станет. В противном случае специалисты, набив руку, будут сбегать в крупные города, а оставшиеся – завидовать.

 

Богоцкой Олег

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *