Врач пожаловался губернатору на бедственное положение пермской медсанчасти №9

Врач-реаниматолог МСЧ №9 Кирилл Дедюкин написал губернатору Пермского края Максиму Решетникову открытое письмо, посвященное положению дел в одном из крупнейших городских медучреждений ГБУЗ ПК “МСЧ №9 им. М.А. Тверье”.

Как считает Дедюкин, беды начались после назначения в конце 2015 года главврачом Евгения Камкина. Ранее Камкин возглавлял пермскую станцию «Скорой помощи», но после трагедии с 13-летней пермячкой (девочке стало плохо, но ближайшая подстанция скорой помощи отказалась выслать машину, родителям пришлось самим отвезти дочь в другой район, где они ожидали прибытия скорой еще около часа, за это время у девочки случилась остановка сердца, и она через несколько дней умерла в реанимации) он был уволен приказом и.о. министра здравоохранения Пермского края Янины Калиной.

Полностью приводим текст открытого письма:

 

“Открытое письмо

губернатору Пермского края Решетникову Максиму Геннадьевичу

врача анестезиолога-реаниматолога  ГБУЗ ПК “МСЧ№9 им. М.А.Тверье”

Дедюкина Кирилла Никитича

            Уважаемый Максим Геннадьевич! Я работаю в МСЧ№9, “девятке”, без малого 22 года и очень люблю свою работу и больницу. Обратиться к Вам заставило чувство боли и  личной ответственности  за происходящее в моей больнице.

            ГБУЗ ПК «МСЧ№9 имени М.А.Тверье», «девятка», является одной из крупнейших больниц Пермского края. В её составе находятся самый большой родильный дом края, крупнейшее отделение гинекологии, крупнейшее отделение травматологии и  ортопедии, единственное в крае отделение токсикологии. Наша больница – краевой лидер по количеству экстренных госпитализаций пациентов. В 2018 г МСЧ№ 9 должно исполнится 60 лет. На протяжении всей истории “девяткой” руководили сильные и уважаемые главные врачи: Тверье  М.А., Миронов Ю.А., Падруль М.М. и Петухов В.Н..

            К сожалению, сейчас наша больница переживает не лучшие времена. После безвременной кончины от тяжелой болезни в сентябре 2015  г.  главного врача Петухова В.Н., на его место был назначен Камкин Е.В. Коллектив больницы не получил никаких объяснений причин выбора этой кандидатуры тогдашним минздравом ПК.  Незадолго до назначения главным врачом  МСЧ№9,  Камкин Е.В. был уволен с поста главного врача городской станции скорой мед. помощи г. Перми по решению работодателя из-за несвоевременного оказания помощи 13-летней девочке, приведшее к  её смерти. Журналист Ирина Колущинская после назначения Камкина Е.В. главным врачом МСЧ№9 прокомментировала это так: «Новое назначение Камкина — плевок в лицо врачам и всем пермякам».

            Уже 2 года Камкин Е.В. руководит “девяткой”. За этот период наметились явные признаки умирания больницы. Традиционно, главным богатством и гордостью МСЧ№9 был и пока остается коллектив сотрудников. При Камкине Е.В. возник и стремительно растет, отток кадров в другие больницы краевого центра. Из оперблока хирургии уволилось 6 операционных медсестер, из отделения реанимации – 10 медсестер, из отделения неврологии уволилось 5 врачей, из рентгенологии – 2 высококлассных врача- специалиста. Аналогичная ситуация в других отделениях. Уходят высококвалифицированные кадры с многолетним опытом работы в МСЧ№9, уходят совместители. Основными причинами являются неуважительное отношение к сотрудникам больницы и самые низкие зарплаты среди больниц 3-го уровня в крае.

             Вот один из примеров уважения личности: в 2016 г. Камкин Е.В., нарушив право на конфиденциальность личной информации, приказал бухгалтерии передать базу  данных сотрудников больницы одному из крупных банков для выпуска банковских карт без разрешения сотрудников. Карты были выпущены…

            Куда делись деньги на зарплаты? Ими оплачена  хозяйственная деятельность Камкина Е.В. Став главным врачом, Камкин назначил “директором” больницы (завхозом) своего двоюродного брата. За этим последовала череда многомиллионных, ненужных больнице, плохо сделанных ремонтов. Закончили этим летом ремонт 5-го этажа род. дома – род. дом залило дерьмом!!!  Зимой 2015-2016 года в отделении терапии температура не поднималась выше + 15, а в самый пик морозов меняли рубероидную крышу над переходами между корпусами. Следующей же весной эту крышу сдуло ветром. Одни только  ремонты крыш и козырьков стояли больнице около 1,5 млн. руб., а терапия так и стоит без ремонта.  Кронирование деревьев – сотни тысяч рублей, травля крыс и тараканов – сотни тысяч. Правда, сам процесс никто не видел и крыс меньше не стало. Сотни тысяч рублей складываются в миллионы, а миллионы – в десятки миллионов. Единственный нужный ремонт делался в экстренной хирургии, но без учета пожеланий сотрудников и отремонтирована всего половина отделения. Не ремонты для больницы, а больница для ремонтов. В основном, вся эта хозяйственная деятельность оплачена из денег ОМС больницы!!!  17 октября 2017 г на  V съезде врачей глава ТФОМС ПК Мельникова Т.П. однозначно подтвердила, что главные врачи не могут тратить деньги ОМС на капремонты,  разработку проектно-сметной документации. Получается, у нас нецелевое использование средств?

            Меня учили и я глубоко уверен в том, что больница создана для лечения больных, а безопасность пациентов –  это абсолютный  приоритет. Вся финансово- хозяйственная деятельность главного врача должна быть направлена на оптимальное распределение сил и средств для достижения этого приоритета.

У нас –  не так. В отделении хирургической реанимации с июня месяца не работает приточная вентиляция, нарушен воздухообмен, растет количество случаев госпитальных инфекций, растёт потребления антибиотиков, и т.д. Камкину написано несколько рапортов, сказано устно, указано на грубое нарушение требований Сан ПИН, указано на угрозу безопасности пациентов и финансовые потери. Результата нет. В реанимации 11 аппаратов искусственного дыхания на 12 коек. Одному больному аппарата не достаётся. По федеральным порядкам должно быть 14 аппаратов на 12 коек (2 аппарата – резерв). 7 аппаратов ИВЛ у нас стоят неисправными.  Главный врач может и должен использовать средства ОМС для ремонта имеющейся аппаратуры,  но этого не происходит. Ни одна из линеек оборудования жизнеобеспечения не имеет авторизованного сервисного сопровождения. Аппараты ИВЛ выходят из строя во время вентиляции пациентов, шприцевые дозаторы, которые вводят кардиоактивные препараты не торированы, непрерывно выходят из строя. Главному врачу написаны десятки рапортов – всё впустую. Цена вопроса фирменного сервисного сопровождения всех дозаторов больницы – до 100 тыс. руб. в год (вспомните, сколько ушло на кронирование деревьев?), но “денег нет”… Заложниками ситуации являются пациенты и врачи. Все люди согласны с тем, что авто старше 5 лет должно ежегодно проходить ТО, будучи  средством повышенной опасности. Почему в нашей больнице это правило не очевидно для аппаратуры жизнеобеспечения? Летом в  реанимации аппарат ИВЛ внезапно чуть не “порвал” легкие  одной послеродовой пациентке. Слава Богу,  заметили вовремя, аппарат поменяли, потом отремонтировали… А если бы не заметили?!! Сценарий банален: больную в могилу, врача – сволочь – под суд, а главный врач в лучшем случае лишится работы и вскоре получит новое место. Так, кстати, и вышло в ситуации с погибшим ребенком… Главный врач Камкин Е.В. систематически нарушает статью 2.2.4 Коллективного трудового договора: Работодатель обязуется…обеспечивать работников оборудованием, инструментами, иными средствами, необходимыми для исполнения трудовых обязанностей. “Денег нет” на всё связанное с лечебным процессом во всех отделениях.

            Придя в нашу больницу, Камкин первым делом разрушил сложившуюся за многие годы прозрачную систему закупок в виде годовых контрактов. 2 года все закупки носят хаотический, случайный характер, “по потребности”, разово, непрозрачно.

            Служба реанимации, как любая экстренная служба, является службой мобилизационной, т.е. предназначенной для оказания помощи при ЧС, множеству  пострадавших. Что у нас? Недавно в род. доме 56 минут не было света, а резервное питание не работало. Слава Богу, успели закончить операцию. Про аппараты ИВЛ я уже говорил. Московские больницы уважают иметь двойной комплект, а у нас и одного нет. А если, не дай Бог, новая “лошадь”? Сейчас Камкин сокращает или уже сократил ставки в единственном в крае отделении токсикологии. Предполагаю отток кадров в ближайшем будущем. Всё это происходит на территории, напичканной славными предприятиями “большой химии”… Раньше существовал ёмкий термин “вредительство”. Пожалуй, в нашей ситуации точнее не скажешь. Список подобных дел Камкина почти бесконечен.

            Результатом “эффективного менеджмента” Камкина Е.В. на посту главного врача МСЧ№9 явился выход “девятки” в “лидеры” среди больниц по числу жалоб и судебных исков. В 2017 году поставлен сомнительный исторический “рекорд” материнской смертности.

            Сегодня кресло под Камкиным зашаталось. Контракт истекает в конце ноября. Он судорожно пытается “заинтересовать” медицинские власти грандиозными проектами реформы больницы типа строительства многофункционального приемника. Приемник это очень хорошо, но если его построят, то принятых больных будет уже лечить некому и нечем, потому что больницы не будет. “Токсичность” Камкина Е.В. многократно превысила его “лояльность” уже  давно.

            Уважаемый Максим Геннадьевич! Абсолютно согласен с Вашим тезисом о нерациональном расходовании средств в здравоохранении. Мы, сотрудники нашей больницы, поддерживаем Вашу решимость навести порядок в Пермской медицине и готовы помогать Вам, честно выполняя свои обязанности. Помогите нам, спасите больницу. Пожалуйста, не дайте Камкину Е.В. остаться на посту главного врача нашей больницы. Есть немало умных и честных людей, способных возглавить “девятку” кроме него. Пожалуйста, дайте поручение блокировать все возможные проекты в отношении нашей больницы до особого Вашего распоряжения с целью их всесторонней проверки и обсуждения. Максим Геннадьевич, если сочтёте нужным, можете на месте проверить все факты, поговорить с людьми. Будем рады встрече с Вами.

            Максим Геннадьевич! Не дайте случится какому-нибудь медицинскому ЧП с федеральным резонансом. Защитите наших пациентов и врачей!

С уважением     Дедюкин К.Н., врач.”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *