Ученые указали на необходимость изучения биомаркеров при разработке лекарств от шизофрении

Исследователи из медицинского центра Колумбийского Университета и Нью-Йоркского Государственного Института Психиатрии обнаружили биомаркеры, которые помогут при разработке лекарств для лечения шизофрении.  Исследования опубликованы в журнале JAMA Psychiatry.

За последние два десятка лет фармацевтическая индустрия потратила более $2,5 млрд на разработку новых препаратов от шизофрении. Однако лекарства, показывающие положительный результат на подопытных грызунах, оказываются бесполезными для людей.

“В то время, как компании вкладывались в разработку лекарств от шизофрении, никто не пытался обнаружить биомаркеры, которые могут увеличить надежность и эффективность этих средств” – прокомментировал профессор Даниэль Джавит, один из кураторов исследования.

Ученые обнаружили, что наркотики фенциклидин (“ангельская пыль”) и кетамин блокируют глутаматные рецепторы, вызывая у здоровых людей симптомы, схожие с шизофренией. Им удалось выделить три главных биомаркера, указывающих на то, как наркотик воздействует на мозг человека. Это изменения связаны с областным кровотоком в лобных структурах мозга и содержанием глутамата и глутамина в крови. Биомаркеры помогли правильно определить, кто из пациентов получал кетамин, а кто – плацебо, в 90% случаев.

Профессор Джеффри Либерман, возглавляющий исследование, заявил: “Эти результаты позволят заранее предсказать, будет ли лекарство помогать людям. Прежде, чем проводить дорогостоящие клинические испытания, можно будет оценить эффективность препарата, испытав его на нескольких здоровых волонтерах”.

Если Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) одобрит результаты исследования, то это будут первые объективные биомаркеры, определяющие эффективность новых глутамат-модулирующих лекарств от шизофрении.

Ранее исследовательской группе профессора Джавита удалось доказать, что шизофреники испытывают затруднения даже при выполнении простейших заданий, таких как различение двух сходных по высоте звуков и распознавание частично скрытых объектов (к примеру, тест «кошка, скрытая за жалюзи»). Этот дефицит возможностей возникает не из-за лени пациента – просто те отделы его мозга, что обычно выполняют подобные задачи автоматически – слуховая и зрительная кора – не функционируют как надо. Следовательно, больному шизофренией приходится прилагать гораздо больше усилий для того, чтобы заметить те особенности объекта, которые автоматически обнаруживаются сознанием большинства людей. Когда подобный «базовый» дефицит скомпенсирован, пациент заметно улучшает свои возможности в решении проблем или использовании представляемой информации иным образом.

 

Богоцкой Олег

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *