Радикальная ремиссия

Келли Тернер, доктор философии, ведет семенары “Радикальная ремиссия”, посвященные случаям излечения от раковых заболеваний. Изучая опыт людей, справившихся с онкологией, она пришла к новому пониманию феномена ремиссии.

К сожалению, новости о том, что кому-то удалось победить рак, не слишком распространены, однако такое случается. Келли Тернер, автор книги “Радикальная ремиссия. 9 ключевых факторов для полного выздоровления”, проанализировала сотни случаев внезапного выздоровления раковых больных. Вот, что она рассказала в недавнем интервью.

– Как вы сформировали концепцию “радикальной ремиссии”?

– Сначала я планировала стать психотерапевтом для пациентов с онкологией. Я узнала об истории болезни человека по имени Шин Тераяма. Его отправили в хоспис с четвертой стадией рака почек после того, как западная медицина перепробовала все доступные варианты. Тем не менее, после этого он прожил еще 25 лет. Меня это поразило. Я решила исследовать этот феномен и обнаружила в медицинских архивах еще свыше 1,200 подобных случаев.

Впервые “радикальную ремиссию” упоминают в британском медицинском журнале в 1890-х годах. Фактически с самого появления специализированной медицинской прессы. К моему удивлению, никто не пытался объединить эти случаи и исследовать механизм излечения.

– К вашему исследованию тоже отнеслись скептично?

– Случай Шина Тераямы является доказанным и проверенным фактом, но врачи считают его уникальным исключением. Для клинических исследований это даже меньше статистической погрешности. Поэтому я попыталась взглянуть на пациентов с ремиссией как на отдельную группу, объединенную чем-то общим. У них у всех был рак, и все они излечились вопреки прогнозам врачей. Должно же их что-то объединять? Так и вышло.

– Основываясь на беседах с пережившими рак, вы выделили девять общих факторов. Что это?

– Первоначально я нашла 75 факторов, которые могли бы играть роль в излечении. В список вошли физические, эмоциональные и духовные особенности. Девять из них регулярно повторялись в каждом интервью. Я перечислю их: изменение рациона питания, обретение контроля над состоянием здоровья, следование интуиции, использование трав и биодобавок, высвобождение подавленных эмоций, фокус на светлых событиях и мыслях, обращение за помощью других людей, духовные практики и сильное желание продолжать жить.

Я хочу сказать, что не выступаю против хирургического вмешательства, химио- и радиотерапии. Мы не против западного подхода. Просто мы изучаем опыт тех людей, которые обошлись без него. Нет уверенности, что это подойдет для людей разной культуры, социального статуса, с другим жизненным опытом.

– Мы слышали много подобных советов. В чем отличие?

– Верно, об этих факторах уже много раз говорили. Даже были проведены несколько клинических исследований, посвященных влиянию этих факторов. Ученые пришли к выводу, что эти особенности действительно укрепляют иммунитет. Однако никто не изучал все их в комплексе, обычно рассматривались один-два фактора отдельно от остальных. На мой взгляд, недостаточно начать есть больше овощей. Речь о полноценном преобразовании всего образа жизни.

Разумеется, в разные периоды пациенты концентрировались на нескольких факторах, обращая меньше внимания на остальные. Сначала они привыкали к новым бытовым привычкам, и после этого у них появлялось время заняться более экзистенциальными вопросами. Они очень сильно хотели жить. Они не меняли свой образ жизни из-под палки. Напротив, перемены давали им радостное чувство обретения контроля над ситуацией.

– Но ведь основательно изменить жизнь все равно не просто?

– Это так. Допустим, есть Джон, которому диагностировали раннюю стадию рака простаты. Было хирургическое вмешательство, применялись все положенные методы лечения, включая гормональную терапию. Через несколько лет рак вернулся, и это была уже четвертая стадия, пустившая метастазы. Он готовился к смерти, но тут ему попалась книжка про лечение рака с помощью диеты. Джон порвал со старыми привычками и правильно питался, хотя скучал по стейкам и алкоголю. Каждый раз, когда он срывался, это отчетливо сказывалось на его анализах крови: поднимался опухолевый маркер ПСА (простатический специфический антиген). Если этот показатель повышается, значит, раковых клеток тоже становится больше. Может, он и не любил диету, но жизнь он любил больше. И вот ему уже перевалило за шестьдесят, он занимается альпинизмом, шлет мне свои фотографии, на которых выглядит лучше меня.

– Что вы скажете по поводу социальной поддержки? Седьмой фактор в вашей книге. 

– Это любовь и эмоциональная поддержка, которую пациент получает от родных и близких. Социальные связи до сих пор удивляют ученых, поскольку нередко оказываются самым значимым фактором. Поддержка близких помогает даже пьющим, курящим, толстым пациентам с минимумом физической активности. Конечно, любовь и дружба не защищают от онкологии или инфаркта, но они отлично повышают уровень здоровья. Когда пациентам предлагали оценить качество своих социальных связей, выяснилось, что те, кто поставил 2 из 10, умирали вдвое чаще, чем те, кто указал 8 из 10.

Был один интересный случай. Кэтрин, одинокая женщина, за 60, узнала о том, что у нее прогрессирующий рак печени. У нее было мало денег и не было медицинской страховки. Она была уверена, что умрет. И тут вмешалась церковная община, членом которой она являлась. Для нее организовали питание, переезды и нетрадиционную терапию, к которой она интуитивно склонялась. Ей помогло, и она до сих пор считает, что выжила только благодаря участию других людей. Важнее всего, что Кэтрин осознала: она не одинока и другие люди поддержат ее не потому, что она их друг или придерживается той же веры, а потому, что она в беде, и ей нужна помощь.

– Вы сами говорите, что нельзя давать ложную надежду. Но такое ощущение, что почти все эти советы нужны для самовнушения.

– Мы действительно должны разделять реальную и мнимую надежду. Мы не можем сказать людям, мол, следуй этим девяти советам, и ты победишь рак. Это ложь. Пока мы заняты поиском денег, чтобы провести клиническое исследование, которое подтвердит или опровергнет нашу теорию. Настоящую надежду дарит то, что тысячи пациентов пережили радикальную ремиссию. На наш сайт каждую неделю добавляют несколько новых историй об исцелении. Люди благодарят нас за то, что собранные там случаи вдохновляют людей на борьбу. Это лучшее оправдание моей работы. 

 

Богоцкой Олег

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *